Багатство в надрах
Сила в людях
АссоциацияСМИ о насФотоКонтактыКарта сайтаПервая страницаНаписать письмоУкраїнськоюEnglish
Багатство в надрах
Сила в людях

Как стать членом АГТУ

Третейський суд АГТУ

Консалтинг и аудит

Точка зрения

Законодательство

Полезные ссылки

Видео











Газовая война переходит в новую стадию: сохранит ли Украина статус транзитной страны?

Переговоры в Брюсселе прошли с участием замглавы Еврокомиссии по делам Энергосообщества Мароша Шефчовича, министра иностранных дел Украины Павла Климкина и главы НАК «Нафтогаз Украина» Андрея Коболева, министра энергетики РФ Александра Новака и заместителя главы «Газпром» Александра Медведева. Шефчович подчеркнул, что для достижения договоренностей необходимо «сильное стремление обеих сторон продвинуться в переговорах». Он также напомнил о том, что газовый контракт заканчивается в конце 2019 года.

О том, какие возможные варианты достижения общего знаменателя в газовом вопросе, нашему изданию рассказал Андрей Мизовец, президент Ассоциации «Газовые трейдеры Украины».


— После переговоров Министр иностранных дел Украины Павел Климкин заявил, что российская сторона затягивает переговоры, ожидая результатов президентских выборов. Как выборы в Украине могут повлиять на результат этих переговоров?

— Не исключаю, что российская сторона ждет какого-то влияния президентских выборов, которые состоятся в конце марта в Украине. Если вообще посмотреть на ситуацию, как россияне ведут переговоры, то я не ожидаю вообще какой-либо договоренности ни весной, ни летом. Думаю, что если стороны придут к какому-либо решению, то это произойдет ближе к отопительному сезону 2019-2020 года, когда россияне в очередной раз попытаются сыграть на потребности Украины в импортном ресурсе и, соответственно, опять будут кормить всех страшилками о том, что Украина замерзает. Мы прекрасно знаем, как проходит давление со стороны России.

— Проводя переговоры единым фронтом с Украиной, Европа показала свою прямую заинтересованность в стабильных долгосрочных поставках российского газа через территорию Украины на 10 лет. Как вы считаете, позиция Европы как-то отразится на ускорении процесса договоренностей?

— Каждый раз хочется надеяться на то, что Европа все-таки заставит Россию играть в законодательном европейском поле. Существует третий энергопакет ЕС, к полному выполнению условий которого движется Украина. Он предусматривает разделение транзита, добычи и продаж, чтобы все три компонента не оказывались в одних руках и не было монопольного влияния на ситуацию. Россия, очевидно, не совсем с этим согласна и не намерена подчиняться правилам. Очевидно, они пытаются получить для себя какие-то эксклюзивные преференции. Мы видим, что «Северный поток-1» построен, не взирая на серьезное противодействие европейского сообщества, «Северный поток-2», тоже строится на фоне непростых переговоров. Россия пытается максимально получить доступ на рынок Европы в обход других путей транзита, таких как Украина, Беларусь, Словакия, Польша, соответственно, получить напрямую доступ в страны ЕС, при этом немецкая сторона будет основным получателем и распорядителем российского газа.

— Какой интерес Германии в этом вопросе?

 В первую очередь, получить как можно больше газа из разных источников – это позволит иметь более низкую цену по сравнению с другими странами, что и есть конкурентным преимуществом. А во-вторых, несмотря на то, что Германия является членом Евросоюза, это может, как считают, обеспечить ее собственную энергетическую безопасность. Она думает, в первую очередь, о себе. С их точки зрения это нормально, они прагматики. Я не говорю, что такая позиция у всех стран Евросоюза, но Германия, на словах поддерживая санкций против России, все равно ведет свою линию. А вот касательно остальных стран Европы, то здесь оптимальным вариантом было бы перенести точку покупки природного газа на восточную границу Украины. Тогда покупатели из стран ЕС могли бы понимать, что у них есть широкий выбор возможностей покупки российского газа и маршрут его дальнейшей транспортировки – либо по «Северному потоку» и дальше транспортировать его к себе по Европе, либо купить его на восточной границе Украины и доставлять через ГТС Украины и так далее. И иметь возможность выбирать наиболее приемлемую для себя стоимость доставки и маршрут. Для Украины это был бы идеальный вариант, ведь у нас с начала этого года действуют более низкие транспортные тарифы на прокачку газа, и наша ГТС была бы более привлекательна по сравнению с другими маршрутами поставки газа. Но удивительно, на этих переговорах я не уловил даже намеков на такой сценарий. Хотя раньше такой сценарий неоднократно озвучивался Украиной и странами ЕС.

— То есть, фактически Россия пошла путем шантажа и тянет время для того, чтобы выторговать для себя более лучшие условия?

— Я бы не назвал это словом «шантаж». Скорее всего, это, не совсем честные методы борьбы.

— Объясните, ведь договор заканчивается в конце 2019 года, а «Северный поток» запускается при самых оптимистических раскладах в 2021 году. То есть, остается временной зазор. Россия тоже ведь должна иметь на этот зазор свой план?

— До 2021 года технических возможностей прокачивать газ, пользуясь лишь мощностями Беларуси, «Северным потоком-1», и гипотетически «Турецким потоком» (бывшим «Южным») в обход Украины в России нет. Поэтому, это скорее хорошая мина при плохой игре. Или же им придется уменьшать объемы поставки газа. Но я думаю, что Россия вряд ли пойдет на подобный сценарий. Я могу сказать одно: при объеме транзитного газа в размере 15-20 млрд. куб. метров, заявленной президентом РФ, наша ГТС останется убыточной, увы.

 Тогда давайте поговорим о цене вопроса. Сколько потеряет Украина, Если «Северные потоки» все-таки будут запущены до 2021-2022 года?

— Если предвидеть самый плохой сценарий, я имею в виду, если такое все же произойдет и газ по трубам «Северного потока-2» пойдет, условно говоря, 1 января 2022 года, есть серьезные опасения с обеспечением газоснабжения северо-востока Украины. Большего я сказать не могу, так как это достаточно серьезное исследование и людей в Украине, которые могут просчитать такие сценарии для Украины, можно пересчитать по пальцам одной руки.

— Касательного внутреннего рынка. Какое переформатирование рынка может произойти в случаи транзита в малых объемах?

— Собственно, мы и сейчас уже более трех лет не закупаем газ у России. И несколько зим мы спокойно пережили. Все страшилки по этому поводу лишний раз доказали свою несостоятельность. То есть, внутреннего рынка такой сценарий развития событий никоим образом не коснется. А что касается технической стороны вопроса – тут есть свои нюансы. Поскольку сегодня транзитные газовые потоки через нашу страну идут с востока на запад, а не наоборот, то никаких проблем не возникает. А вот если возникнет техническая необходимость обеспечить полноценное функционирование нашей ГТС в исключительно реверсном режиме – с запада на восток — тогда, очевидно, нам придется транспортировать весь недостающий ресурс из Словакии, Польши, Венгрии, Румынии без российского транзита, что вызывает определенное беспокойство.

— Какой возможен компромисс? Может, Россия хочет, чтобы Украина отказалась от тех финансовых требований в Стокгольмском арбитраже Там ведь суммы не маленькие…

— Думаю, принудить Украину отказаться от своих претензий в виде компенсации по транзитному контракту, которые Украина выиграла в судебном порядке – это самый главный момент. Требования нашей страны, и нас в этом поддерживают европейские партнеры – новый контракт должен быть заключен сугубо на европейских принципах и по европейским правилам.

— Не слишком ли пессимистические предположения существуют у некоторых «экспертов» о том, что при новых условиях транзита пострадает и население от повышения цены на газ плюс инфляция…

— Я скептически отношусь к этим всем пугалкам. Почему? За весь 2018 год Украина потребила 33 млрд кубов. Из них промышленность потребляет почти треть – около 10 млрд., и уже давно работает в рыночных условиях. Все привыкли, что цена может колебаться в зависимости от спроса-предложения, от европейских цен, от цены на нефть, температуры воздуха, наконец. То же должно произойти и для населения, для которого цена тоже должна быть рыночной. Просто, я так понимаю, у руководства страны не хватает политической воли на такой шаг.

— Подытожив наш разговор – какая вероятность того, что Европа может остаться без газа?

— Это сказки. Европейский рынок очень серьезно и разумно диверсифицирован. Ну и Россия ведь тоже не самоубийца – там прекрасно понимают, что если они пойдут на это один раз, то больше никто и никогда не будет иметь с ними дело. Будут есть свой газ сами.


Ярина Лазько, специально для Yenicag.Ru — Новая Эпоха из Киева

Сми о нас

Газовая война переходит в новую стадию: сохранит ли Украина статус транзитной страны?

Суточный баланс: украинский газовый рынок станет ближе к ценам в Европе

Энергетический регулятор в законе: будет ли независимый «арбитр» на газовом рынке Украины?

БУДЕТ ЛИ НЕЗАВИСИМЫЙ «АРБИТР» НА ГАЗОВОМ РЫНКЕ УКРАИНЫ?

Внутренняя несвобода: почему либерализации газового рынка в Украине пока так и не произошло

Участники газового рынка создали рабочую группу для доработки законодательства

Держать газовый баланс: практика Украины и опыт ЕС

Как запасать запас?

Кто кому конкурент на газовом рынке Украины

Rated by MyTOP  UkraiNet Yellow Pages @Mail.ru Rambler's Top100

© 2005 Copyright - Ассоциация «Газовые трейдеры Украины». Разработка сайта CodEX World Studio